Кумбхамела — Экспедиция за нектаром бессмертия

bajarang Ji Maharaj 199x300 Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

Махамандалешвар «великих отреченных» махатьягов Баджаранг-Джи Махарадж выполняет утреннюю ягью

Кумбхамела — грандиознейшее празднование планеты. Происходит оно раз в 12 лет на берегах Тривени Сангам неподалек от священного Аллахабада уже, как минимум, полторы тысячи лет (это задокументированных, возможно, и значительно дольше). В этом году (2013) праздник посетило более ста миллионов человек. То есть, каждый семидесятый житель планеты. Фестиваль стал самым масштабным  собранием homo religiosa в одном месте за всю историю человечества.

Миф о Кумбх Меле

Однажды боги решили сколотить Передсущий Океан, чтобы извлечь из него Эликсир Бессмертия. Но боги ослабли и сами совершить этот подвиг не могли. На помощь позвали демонов-асуров. Тысячу лет они пахтали воды Океана, используя короля змеев Васуки как веревку, обмотанную вокруг оси мира, огромной горы Мандара. Первым из пены появился страшный яд, грозивший уничтожить все миры. Тогда Шива, чтобы спасти Вселенную, выпил яд.
Следующими появились различные чудесные сокровища и существа, и, наконец, чаша (Кумбх) нектара бессмертия, Амриты. За обладание амритой между богами и демонами началась страшная война и асуры побеждали, но Вишну, приняв форму прекрасной женщины, очаровал демонов и забрал амриту. Демоны бросились в погоню, которая длилась двенадцать лет; в процессе погони капли нектара пролились в четырех местах, и больше всего досталось Тривени Сангаму. С тех пор каждые двенадцать лет здесь происходит невероятное собрание, которое объединяет почти все ветви индуизма и близких к нему религий. Омовение во время этого празднования, утверждают хинду, может приобщить человека к нектару бессмертия, растворить его карму и освободить от бесконечных жизней-перерождений в материальном мире .. А загаданные в это время на берегах Сангама желания обязательно сбываются …

Тривени сангам, его символика и смысл

Тривени Сангам — место необычайного религиозного и философского значения. Здесь встречаются не только реки Ганга, Ямуна, Сарасвати, но и одноименные богини, которые радушно благословляют всех, кто придет их почтить.

triveni sangam at night Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

Берег Ганги, понтонный мост и лагерь паломников на Кумбх Меле ночью

Смысл этого места глубоко символический и йогический: на «глубинном» уровне Ганга означает мудрость, Ямуна — йогу, а Сарасвати — знание. Река Сарасвати в современную эпоху «невидима» — истинное знание сегодня скрыто и его нужно искать. Есть и вполне конкретный психопрактический уровень: три священные реки — нади — символизируют три основные «энергетические каналы» тела. Цель йоги — провести энергию трех нади в Сангам, место, где они сходятся, аджна-чакру — психический центр в межбровье. Совершив это, человек достигает высшего состояния, реализации, Просветления, Спасения или Освобождения.

Масштабы Кумбхамелы

Когда мы думаем о масштабах религиозных фестивалей, обычно вспоминаются пятидесятники и харизматы, которые могут собрать на арендованном стадионе сто или даже двести тысяч человек.

Kumb Mela sector 11  Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

Вид на паломнические лагеря Кумбх Мелы, сектор 11

Размеры же Кумбхамелы не укладываются в голову — ум обычного человека просто не способен охватить цифру в 100 миллионов людей, объединенных одной целью. Невозможно представить, чтобы вдруг 35000000 взрослых украинцев собрались в одно место с одной целью. Еще и так, чтобы цель эта была не политической, или связанной с избранием формы народоустройства, а чисто духовной и религиозной. Кумбхамела-2013 собрала значительно больше и это торжество религии в третьем тысячелетии произошло в стране, которая стремительно развивается индустриально…

Единственное, с чем мы можем сравнивать — это не отечественные религиозные мероприятия, а разве что «оранжевая революция», которая собрала на киевском Майдане миллион человек. Кто был в Киеве в 2004 и помнит начало, чистоту, радость и дух братства — может представить намек на то, что происходило на берегах Сангама. Кумбхамела в сотни раз ярче — при сравнении «изнутри» эти события выглядят, будто маленький тусклый карлик в недрах вселенной и яркая звезда наибольшей величины, переливающийся прекрасными цветами во всех линиях спектра.

Кумбхамела: религия vs. атеизм

Здесь видишь, что такое реальная вера, настоящее религиозное знание и какие силы они дают — множества людей, иногда совсем бедных и немощных, неделями идут сюда за сотни и тысячи километров, чтобы приобщиться к сакральному.

streets of Kumbh Mela Triveni Marg Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

Тривени Марг — главная улица временного мегаполиса, раскинувшегося на берегах Сангама

На фоне этого религиозного безумия видишь всю несостоятельность «атеистического восприятия действительности». Ничто не может так объединить людей и дать такую ​​силу как истинная практика религии. — Атеист надменно закрывается от знания, которым обладают «нецивилизованные» люди — но при более близком знакомстве оно захватывает, вызывает желание присоединиться к этой полноте, к этому единству в общей, проведенной через множество религиозных путей индуизма, молитве и порыве к Просветлению.

Ум, воспитанный в атеистически-агностических и скептических традициях бессильно  умолкает — религия, религия, религия побеждает, сметает все препятствия — ничто иное на Земле не может собрать вместе столько людей. Наблюдая это, понимаешь: кое-что в процессе «цивилизирования» мы  потеряли. Ни войны, ни политика, ни протесты, ни бизнес, ни раздачи денег пачками (кстати и такое случалось среди других чудес Мелы — среди некоторых направлений индуизма еще сохранилась древняя традиция бандары — ритуальной раздачи денег) — ничто иное не способно собрать даже подобие Кумбх Мелы.

sadhu in Juna Akhara camp Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

саддху в лагере Джуна Акхара

Поражает толерантность индусов — в нашей стране не могут мирно сосуществовать три православные церкви, тут же собрались сотни самых разных (часто — противоположных доктринально) конфессий, которые достаточно неплохо сосуществуют в ужасных, с нашей точки зрения, условиях и за все время фестиваля никаких конфликтов на почве веры между их последователями не было.

Украинская экспедиция на Кумбхамелу

бабай мистик лагерь махатьягов преданных Рамы Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

бабай-мистик, лагерь махатьягов, преданных Рамы

Украинская экспедиция в рамках проекта практического религиоведения А.Х.А.М.О.Т. готовилась давно и длилась месяц.

За это время мы столкнулись с тем, что можно назвать «чудесами» индийских религий: некоторые йоги давали закапывать себя в землю на несколько суток, чтобы показать власть духа над телом, были те, кто ел раскаленные угли из очага, один йогин по 6 часов ежедневно качался над очагом, сидя на качеле, из которой торчали гвозди, чтобы привлечь внимание к религии. Некоторые садху никогда не опускают руку, держат ее постоянно поднятой, чтобы ежесекундно помнить о Боге, есть саддху, париваджаки, которые никогда не говорят и, проходя, звонят в маленькие колокольчики, попадаются калешвари, монахи, которые никогда не садятся и не ложатся — говорят, такая аскеза дает особые духовные плоды и способности.

bathing spot at Ganga triveni sangam Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

огороженное место для омовений в священной реке

Некоторые самоотверженно пытались чистить Гангу — священную для индусов реку, которая сейчас находится в катастрофическом состоянии — города и заводы на протяжении почти всего течения бездумно сбрасывают туда отходы.

Но усилия этих единиц таяли в массовом загрязнении и безразличном отношении к окружающей среде, которые парадоксально сочетаются с силой веры индусов в сакральность: несмотря на то, что загрязнение воды в пятьдесят раз превышает индийские бактериологические нормы (не говоря о европейских), индусы продолжают купаться в ней и пить — ведь вода Ганги, особенно во время Мелы — священна.

mahatiagi sitaram baba camp mela1 Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

В этом месте украинская экспедиция проекта Ахамот прожила целый месяц, просыпаясь задолго до восхода Солнца от звуков гимнов и мантр, некоторым из них около трех тысяч лет …

С помощью индийских богов наша экспедиция нашла убежище в лагере махатьягов, «великих отреченных», бабов, которые почитают Бога в ипостаси Шри Рамы. В лагере непрерывно читается священная Рамаяна, в отдельной походной часовне круглосуточно поют сита-рам мантры, ежедневно приходят паломники, приносят пожертвования, получают благословения саддху.

Иностранцы на Кумбхамелe

at the gates of juna akhara Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

быт нага-бабов сквозь объектив

Иностранцев на Кумбхамелу приехало десятки, в пиковые моменты — сотни тысяч, но они теряются среди миллионов хинду. Некоторые попадает сюда всего на день-два, не совсем понимая, куда приехали, что приводит к стрессу: чтобы ум смог хоть минимально втиснуть Кумбхамелу в свои рамки, нужно готовиться месяцами и ехать сюда с самого начала, желательно на все время фестиваля или, хотя бы, на две-три недели. Однако очень немногие выдерживает здесь даже неделю — индийские шум и аскетичность быта нравится не всем.

Украинцев здесь множество: сотни соотечественников посетили лагерь Пайлот-бабы, гуру с неоднозначной репутацией, активно привлекающего последователей в странах пост-совка.

Статус садху в индийском обществе

nagas Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

Нага-деды

Статус саддху, монаха, который живет при храме и часто путешествует, в индийском обществе очень высок. Статус гуру поднимает до небес социума: чествовать гуру — обязанность каждого — от последнего шудры до парламентариев и премьер-министра (все публичные персоны Индии — актеры, политики, общественные деятели, обязаны, хотят они того на самом деле, или нет, «засветиться» на Кумбхамеле);  исполнением воли гуру можно объяснить любой, даже самый странный, поступок.

babas enjoying prasada at Kumbh Mela Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

Саддху наслаждаются прасадом

Согласно этикету, паломники не могут даже зайти в палатку или близко подойти к очагу бабы — они могут стоять в сторонке и смиренно ждать когда саддху кивнет подойти (а может и не кивнуть, если у него другие дела). Баба, в своей милости, может их напоить или накормить, дать немного пепла из своего дхуни (священного очага) или затянуться с чилума (глиняной трубки для курения чараса) — все, что получено из рук саддху, а тем более во время Кумбхамелы — милость Божья. Баба может и довольно грубо выгнать паломников, последнее воспринимают очень смиренно — даже не пытаясь понять мотивации святых людей. Иногда паломники имеют только шанс испуганно подойти, поклониться, положить у стоп саддху свои пожертвования и испуганно-радосно исчезнуть в темноте. Жертвуют очень много — даже самые бедные — в странах Запада большие деньги крутятся в политике и в бизнесе, а в Индии — в сфере религии. Монах, куда-то идущий с барсеткой, которая так набита рупиями, что едва закрывается — совсем не редкость и вряд ли кому придет в голову даже мысль попробовать его ограбить.

быт на Меле Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

Некоторые парнокопытные тоже не прочь воспользоваться шансом больше не рождаться в материальном мире, который дает участие в Кумбх Меле

Еще один интересный штрих к статусу саддху — святые имеют привилегию бесплатного путешествия в поездах индийской железной дороги.

sita ram saddhus at Kumbh Mela Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

СитаРам саддху

Жизнь в лагере кому-то может показаться суровой — песок в воздухе, ночные холода, особенно в течении первых двух недель, но самым тяжелым испытанием был не столько сам холод, как сырость, каждую ночь расстилающаяся по земле, заползающая под одеяла и в спальники, наполняя бронхи слизью и кашлем.

Каждое утро, еще до восхода Солнца, — обязательное холодное обливание — индийская гигиеническая традиция; стирки в холодной воде; одежда, которая не сохнет из-за обилия влаги, питьевая вода с резким запахом хлора …

Характерное отличие этого махафестиваля от любого «западного» — полное отсутствие алкоголя, а, соответственно, и связанных с его употреблением проблем.

Чарас

Парадокс, которому трудно вжиться с нашим представлением о том, чем является и чем не является религия — большинство саддху курят конопляный продукт. Мотивация — сугубо религиозная. Это многотысячелетняя традиция странствующих монахов, которую никто и не думает отменять — ни одному индийскому полисмену даже не придет в голову подойти к бабе, который раскуривает свой чилум, и попробовать побороться с нарушением закона, более того, если саддху предложит полисмену присоединиться, последний примет приглашение как большую честь и благословение.

sitaram baba taking chilum at Kumbh mela Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

саддху за ежедневной практикой

Бабы курят жестко — тридцать-сорок или даже пятьдесят затяжек из чилума в день — странствующие хиппи,  которых тоже привлекает Кумбхамела, такого темпа выдержать просто неспособны — и в соревновании с саддху быстро проигрывают — несмотря на аскетический и явно нездоровый образ жизни эти существа (называть их только «людьми» представляется не всегда правильным — многие саддху иногда демонстрируют почти сверхчеловеческие способности) чрезвычайно закаленные, имеют невероятное здоровье и способны на вещи, простому смертному недоступные.

«Удобства» и санитарная безопасность Кубхамелы

Туалетные «удобства» и санитарная безопасность пятидесяти пятидневного фестиваля заслуживают отдельного внимания. Скопление миллионов людей в этих климатических условиях — это всегда высокий риск распространения эпидемий, особенно учитывая специфику личной гигиены индусов и тот факт, что во всех лагерях едят сидя на земле, и едят руками — хинду считают, что пищеварение начинается уже в руке и не пользуются ложками или вилками.

Организаторы пытаются «обеспечивать санбезопасность» старыми методами — хлор и ДДТ рассыпают везде, прямо под ноги пилигримам, в местах питания и продажи продуктов.

Туалетные «удобства» представляют собой обтянутые тканью по бокам латрины, иногда случаются и необтянутые. Мусор, как принято в Индии, не вывозится, а сваливается в огромные кучи прямо за заборами лагерей с паломниками.

Инфраструктура и «удобства» кое-как держатся в течение четырех-пяти недель, но на время пика фестиваля 10 и 15 февраля они не выдерживают — их создатели на это, на самом деле, и не рассчитывали, — если кто-то едет на Мелу, должен быть готов ко всему и полностью брать на себя (и Бога) ответственность за свое тело и здоровье. Среди миллионов индусов никто не роптал и не высказывал недовольства от переполненных туалетов или еще каких-то бытовых неудобств, или даже от того, что в канун «Королевского омовения» 10 февраля вода в системе снабжения, которую мы безопасно пили в течение нескольких недель, получила подозрительный привкус, стала пенистобелой и, в конце концов, непригодной для питья.

giving prasada at Kumbh Mela Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

раздача прасада — голодным не останется никто

Аскетичность паломников шокирует: люди, многие приходят с детьми, а некоторые и с животными — козами или коровами, живут в палатках, те, кто приходит в последние дни, ни палаток, ни огня не имеют и ночью спят на обочинах широких дорог гигантского лагеря . Но, как это ни странно, все проходит мирно: паломники не жалуются на минималистичные условия, и укладываются спать, стеля клеенки на мокрый от ночного тумана песок, — ведь чего стоит весь этот преходящий бытовой дискомфорт по сравнению с духовными благами от участия в уникальном событии.

В эти ночи огромный палаточный город кажется морем огня, раскинувшимся от горизонта до горизонта.

Мауни Амавасья — опыт «королевского омовения»

Финалом Кумбхамелы стало «королевское омовение» на новый месяц Мауни Амавасья 10 февраля — за этот день в водах Сангама скупалось тридцать миллионов человек.

С самого утра Мауни Амавасья на широких улицах палаточного мегаполиса невероятные толпы (только в этот день мы поняли, зачем организаторы сделали проходы настолько просторными) — едва удается протиснуться; в местах, где скапливается больше всего людей, преодоление нескольких метров пространства может занять около получаса. Еще до рассвета начали формироваться процессии — колонны саддху различных орденов, движущихся отгороженными полицией проходами среди океана паломников. Это день бабов — сегодня они благословляют паломников, с крыш машин, тракторов, колесниц, некоторые даже со спин слонов, несмотря на официальный запрет этих животных на фестивале. С мечами, саблями, копьями и трезубцами идут голые, обмазанные священным пеплом, дредастые нага-бабы — монахи боевых орденов, чем-то отдаленно похожие на крестоносцев, которые традиционно защищали индийские религии от мусульман, караваны паломников — от грабителей и время от времени рубились между собой. Наги до сих пор выглядят грозно, однако давление глобализации заметно и в их среде — из-за провокационной внешности, — наги обычно голые и ведут себя достаточно девиантно, в их лагеря приходит громадное количество иностранцев, которые несут с собой всевозможные искушения. «Боевые ордена» быстро коммерциализируются — и радостно приглашают фотографировать их за «бакшиш» — и иногда кажется, что их лагеря — это огромные машины для облегчения кошельков шокированных фотографов-иностранцев.

sitaram saddhus at Triveni Sangam Кумбхамела    Экспедиция за нектаром бессмертия

все — по-серьезному

Мауни Амавасья — особый день, когда все «земное» сметается в сторону невероятным духовным порывом, сгорает в сиянии незримого, но хорошо ощутимого, света. Быть здесь, среди миллионов людей, душами будто сливающихся в единый организм в молитве, песне, радости и религиозном экстазе — несмотря на толкотню и наступание на ноги — невероятное наслаждение: в этот день приобщаешься волнам непонятного блаженства и счастья, которое льется отовсюду и которое переживают все вокруг. Как ни странно, это ощущение, несмотря на многочасовой путь по жаре в Сангаму все нарастает и нарастает — и достигает кульминации в момент священного купания — когда забегаешь во взболтанную в нектар Амриты воду вместе с толпой саддху, которые в этот момент выглядят воплощенными богами и охранниками Бхараты.

Индия есть Индия — вечером уже казалось, что этот напряженный для организаторов день закончился мирно и благосно, но случилось иначе: наша подруга из Франции, которая, несмотря на все предостережения, решила попробовать выбраться из вокзала Аллахабада именно в этот день, в полночь испуганно позвонила, прося хоть какого-то совета — на ее глазах полицейский убил палкой женщину — полиция не смогла сдержать натиска сотен тысяч и начала бить людей, спровоцировав хаос, панику, падение пешеходного моста и давку, в которых погибло несколько десятков паломников, в основном женщин и, как минимум, один ребенок.

Индийские религии единогласно утверждают, что умереть во время Мелы — великое благо. Не знаю, помогла ли вера в это хоть как-то людям, чьи родственники погибли на вокзале, но в монашеской среде эта максима работает: много старых немощных саддху из последних сил приходят сюда, чтобы «оставить тело» именно на берегах священного Сангама.

«Королевское омовение» стало проверкой для всех: удивительно, что столько людей вполне мирно и организованно смогли приобщиться к удивительному таинству — не могу даже представить как организовать что-то хоть минимально подобное в  условиях такой стесненности и ограничения личного пространства у нас — без ссор бы не обошлось никак. С другой стороны, традиционная беспечность и равнодушие индийской бюрократии привели к страшной трагедии на вокзале Аллахабада.

Так проявляется один из парадоксов индийских религий, невероятным образом сочетаюющих грязную политику и деньги, бескорыстную помощь и чистое служение на благо человечества и других живых существ.

Для человека «не в теме» все это выглядит как полное безумие, из которого хочется поскорее убежать — в один из первых дней мне встретились американцы Том и Джой, которые услышали, что здесь большой фестиваль и приехали, не зная ничего. Рикша высадил их почему-то прямо передо мной. Первые фразы были полны шока: что здесь происходит, можно ли здесь вообще жить белому человеку, где помыть руки и как убраться отсюда — люди не представляли, куда едут. Джой прибыла в высоких кожаных сапогах — зайти в такой обуви в саддху (которые все вегетарианцы и придерживаются ахимсы — воздержание от убийства живых существ) — это уже оскорбление, а ходить в такой обуви в месте, где саддху сотни тысяч …

Видимо, чтобы по-настоящему понять, что такое Кумбхамела, нужно родиться в следующей жизни хинду и тогда она станет нектаром блаженства. Но даже внешних наблюдателей и гостей празднования участие в нем захватывает, вдохновляет на творчество, движение вперед и преодоление любых границ.

Опубликовано: журнал «Український Тиждень» № 29 (297) — Июль 2013

Текст и фото — В.Агеєв, С.Стрілець

If you found an error, highlight it and press Shift + E or Alt to inform us.


Метки , , , , , . Закладка постоянная ссылка.